3
18августа2010

Закон о возвратных действиях. Коммерсантъ.


ВЛАДИМИР МЕРКУЛОВ
 

Новый закон о коллекторах далеко не первая попытка навести порядок на этом рынке. Ранее подготовленные аналогичные документы так и остались проектами, не получив статуса закона. Сейчас разработчики законопроекта надеются, что уже в первой половине 2011 года его обновленный вариант поступит на рассмотрение к парламентариям. "Этот законопроект — наиболее полная версия проектов о деятельности по взысканию просроченной задолженности, когда-либо инициированных отраслевыми ассоциациями и органами власти. Проект четко описывает процедуру взаимодействия кредитора, коллектора и должника, права и обязанности каждой из сторон",— рассказал управляющий партнер коллекторского агентства Morgan & Stout, член совета НАПКА (Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств) Димитриос Сомовидис. Пока же в своей работе коллекторы продолжают опираться главным образом на нормы Гражданского и Уголовного кодексов, а руководство различных ведомств все чаще подвергает сомнению законность того или иного аспекта деятельности взыскателей. 

В этом году Роспотребнадзор указал на незаконность продажи долгов коллекторам, а Роскомнадзор усмотрел в действиях банков и коллекторов нарушение закона о защите персональных данных. Коллекторы надеются, что принятие закона избавит их в будущем от подобных претензий. "Самый главный лозунг в руках популистов исполнительной и законодательной власти в том, что наша деятельность никак законом не урегулирована. При этом они забывают, что никак не урегулирована и деятельность обычных юристов, так как нет специального закона о юридических действиях. В то же время на любом предприятии есть претензионно-исковой отдел, где точно так же, в досудебном порядке люди звонят и требуют деньги за поставку товаров или за оказанные услуги. Получается, что юристы могут действовать без отдельного закона, а коллекторы, выполняющие в том числе и те же самые функции, работать не могут. Я думаю, что такие разногласия с принятием закона будут полностью нивелированы",— говорит председатель совета директоров коллекторского агентства "Центр ЮСБ" Александр Федоров. 

Также с отсутствием четкой законодательной базы эксперты связывают и появление огромного количества структур, занимающихся выбиванием долгов. Назвать точное количество участников коллекторского рынка никто не берется — единого реестра таких компаний попросту нет. И если членами НАПКА и АРКБ (Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса) является порядка 70 агентств, то данные портала collectori.ru насчитывают около тысячи компаний, оказывающих услуги в области взыскания просроченной задолженности. При этом методы работы отдельных структур далеки от законных, на что уже обращала свое внимание Генпрокуратура РФ. И если до громких криминальных скандалов дело не доходило, то выход за пределы правового поля и этических норм ведомство все же отмечало в своих материалах. "Отсутствие законодательства о коллекторской деятельности привело в последние годы к стихийному росту огромного количества компаний, занимающихся выбиванием долгов, ничего общего не имеющих с понятием "коллекторское агентство". Методы, используемые сборщиками долгов, также до текущего момента не прописаны законодательно, отсюда и звонки с угрозами должникам, давление на их родственников, вмешательство в частную жизнь",— уверен Димитриос Сомовидис. 

По замыслу разработчиков законопроекта он позволит обеспечить защиту прав и интересов должника в ходе взыскания долга, чему посвящена отдельная глава этого документа. Так, беспокоить должника звонками и визитами коллекторы смогут только с 8.00 до 23.00. При этом закон обяжет сотрудников взыскателя представляться и предъявлять документы, подтверждающие их полномочия. Также запрещается использовать незаконные методы взыскания или угрожать их применением: коллекторам не позволяется употреблять ненормативную и оскорбительную лексику, а также причинять вред здоровью и репутации должника. Коллекторам нельзя маскироваться под должностные лица различных органов, использовать их форму, символику или знаки отличия. При этом они получают право не только встречаться с должниками и звонить им по телефону, но и писать им SMS, электронные и обычные письма (однако указывать на конвертах информацию о наличии задолженности будет запрещено). 

Собственно, почти все указанные в документе методы и способы работы копируют уже применяемые профессиональными участниками рынка. А запретительные пункты, касающиеся взаимодействия с должником, так или иначе отражены в Гражданском и Уголовном кодексах. "Законопроект во многом отражает уже сложившуюся практику работы коллекторских агентств, и для того, чтобы этой практике следовали все компании, действующие на рынке, она должна быть зафиксирована на законодательном уровне",— считает гендиректор коллекторского агентства "Секвойя кредит консолидейшн" Елена Докучаева.

Впрочем, полностью оградить должников от недобросовестных участников рынка законопроект вряд ли сможет. "Структуры, которые используют в своей работе незаконные методы выбивания долгов, были, есть и будут существовать. Я уверен, что такие люди наверняка не знают о законодательных инициативах в области коллекторства, поэтому и принятие закона вряд ли отразится на их поведении. Бывают случаи, никак не связанные с коллекторским сообществом. В большинстве своем это изначально незаконные структуры, которые могут взяться за взыскание задолженности. По сути, сам кредитор, являющийся физлицом, может прийти к другому частному лицу — должнику и, к примеру, прищемить ему палец, что будет являться обычным правонарушением",— уверен замдиректора коллекторского агентства АКМ Александр Щербаков. Димитриос Сомовидис с ним не согласен: "Принятие закона будет способствовать исчезновению так называемых черных коллекторов, нарушающих права должников, действующих за рамками правового поля". 

Между тем принятие закона в его нынешнем виде может вогнать заемщика в еще более глубокую долговую яму. Проект документа дает право к общему телу долга, начисленным процентам и штрафам за просрочку добавлять затраты коллекторов на возврат кредита. Правда, и сами коллекторы не согласны с такой трактовкой. "Инициатива взимания расходов по взысканию долга с заемщика, безусловно, хорошая, однако прозрачность подсчета себестоимости и количества мероприятий, проведенных в отношении должника, вызывает большие сомнения. Я считаю, что отдавать на откуп коллекторам оценку затрат, которые бы выставлялись должнику, неправильно. Логичнее было бы ограничить расходы на взыскание, например, процентами от суммы общей задолженности",— считает Александр Щербаков. Елена Докучаева также уверена, что этот пункт проекта требует серьезной доработки: "Если законодателям эта норма покажется приемлемой, то она должна быть определена не только как право коллекторов взимать с должника оплату своих услуг, но и четко их тарифицировать. Также я считаю, что сумма должна зависеть от того, на какой стадии и сроках происходит взыскание. К примеру, работа с двухлетним долгом должна обходиться должнику дороже, чем работа с долгом сроком один месяц. При этом пени и штрафы, начисляемые банками за просрочки, должны отменяться. Аналогичным образом построен бизнес у наших финских коллег, где кредитор не взимает с заемщика никаких штрафов, услуги коллектора оплачивает сам должник, а тарифы на взыскание прописаны в законе". 

Самое неприятное для должников, что законопроект предлагает расширить доступ коллекторов к информации о платежеспособности, имуществе и местонахождении должника. Однако сами участники рынка относятся скептически к тому, что доступ к такой информации у них действительно появится. "Вряд ли кто-то строит иллюзии, что возможности коллекторов, касающиеся права требовать предоставления информации о должнике в различных госорганах, останутся в окончательном варианте законопроекта. Но даже если такая возможность и будет предоставлена, то право, скорее всего, так и останется правом. К сожалению, разрешающая норма, которая прописана в проекте закона, не подкреплена нормой, карающей за ее неисполнение",— рассказал Александр Федоров. 

Ожидается, что закон предпишет всем коллекторским агентствам стать членами одной из саморегулируемых организаций (СРО). Предполагается, что подобные организации появятся уже в этом году и будут созданы на базе уже существующих двух коллекторских ассоциаций. В рамках участия в СРО коллекторам предстоят серьезные траты: их обяжут страховать свою профессиональную ответственность на сумму не менее 5 млн руб., а также участвовать в формировании компенсационного фонда саморегулятора. 

 
Впрочем, по словам Елены Докучаевой, расходы коллекторов и без принятия закона весьма существенны: "К достаточно серьезным инвестициям в свой бизнес подталкивает коллекторов не только этот документ, но и другие, уже работающие законы. И хотя законопроект ставит своей целью урегулирование деятельности коллекторов, а не сокращение их количества, с его принятием некоторым игрокам придется покинуть рынок". С ней согласен и Александр Щербаков: "Коллекторские агентства могут получить серьезную финансовую нагрузку, связанную с обязательным членством в СРО и иными требованиями нового закона, не получая при этом взамен никаких особых преференций. Подобная нагрузка для многих коллекторов будет весьма болезненна, а для некоторых и вовсе несовместима с жизнью. Поэтому я не исключаю, что существенная часть участников рынка после того, как подсчитают, во сколько им обойдутся участие в СРО, страхование профессиональной ответственности и обязательное регулярное повышение квалификации, просто изменят свои названия и продолжат работать так же, как и прежде, но без использования термина "коллекторское". Тем более что для большинства банков на первом плане стоит эффективность сборов, а не наименование взыскателя просроченной задолженности".