3
24мая2010

Пока живут на свете должники… E-xecutive.ru

Согласно официальным данным, просроченная задолженность физических лиц на 1 апреля 2010 года составила 7,4% и продолжает расти. Однако эксперты полагают, что реальные цифры значительно выше. «Мы не исключаем, что задолженность может достигнуть 15% в 2010 году, или около 600 млрд руб.», – отмечает директор по инвестициям фонда Mint Capital Кирилл Веселов («Коммерсант», 11.05.2010). При этом половина просрочки по розничным кредитам представлена ссудами, просроченными на год или более, с которыми банкам уже нет смысла работать самостоятельно.

«Рынок коллекторских услуг продолжает очень динамично развиваться, – рассказывает Елена Докучаева, генеральный директор коллекторского агентства (далее - КА) «Секвойя Кредит Консолидейшн». – Банковские розничные долги передаются на аутсорсинговое взыскание в очень больших объемах и на более ранних стадиях, нежели ранее. В других отраслях также крепнет понимание того, что работу с проблемной дебиторской задолженностью стоит передавать профессионалам».

Какие же направления коллекторской деятельности будут наиболее востребованы в 2010-2011 годах? Об этом рассказали сами участники рынка.

Общие перспективы

«Перспективны практически все направления коллекторской деятельности: просрочки и долги переплели все сферы бизнеса, - говорит Сергей Рахманин, президент Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса (АРКБ), генеральный директор коллекторской компании «РусБизнесАктив». – Корпоративные долги – одно из самых актуальных направлений. Объем задолженности компаний в 5-7 раз, а то и больше превышает объем долгов физлиц в сфере потребительского кредитования».

Дмитрий Жданухин, генеральный директор «Центра развития коллекторства», среди основных тенденций особенно выделяет две: более четкое представление специальных практик (корпоративной, коммунальной, ипотечной и т.д.) в деятельности универсальных коллекторских агентств, а также появление специализированных агентств (корпоративных и коммунальных). Кроме того, он прогнозирует возможность принятия в 2011 году закона о коллекторской деятельности и возникновение объединений коллекторов со статусом саморегулируемых организаций (из действующих – ассоциации АРКБ и НАПКА, но также возможны и новые объединения в регионах). Будут появляться и такие проекты, как взыскание долгов для градообразующих предприятий.

«Мы не исключаем прихода на наш рынок новых игроков, причем как отечественных, так и иностранных, – делится своим прогнозом заместитель генерального директора коллекторского агентства «АКМ» Александр Щербаков. – Продолжится формирование фондов проблемных активов, в чьих силах будет самостоятельное проведение по-настоящему крупных сделок по покупке «плохих» долгов. Ряд участников, появившихся в разгар кризиса, уйдет с рынка» («Личные деньги», 10.03.2010).

Банковские долги

Некоторые эксперты ранее предполагали, что в 2010 году объем банковских долгов, передаваемых в работу коллекторам, будет сокращаться. Однако такой прогноз не совсем оправдывается. Спад в объемах долгов возможен как отголосок того периода, когда в России на некоторое время практически свернулось кредитование (примерно 6-12 месяцев назад). «Но это будет временной ситуацией, которую никак нельзя назвать тенденцией: объем старой задолженности еще велик, – уточняет Сергей Рахманин. – К тому же кредитование вновь понемногу набирает обороты, а долги – верные спутники кредитов». «По сумме объем банковских долгов в работе коллекторов наоборот может увеличиться, так как будет больше передаваться корпоративных долгов. При этом целью банков может быть как получение денег, так и преодоление сопротивления должника в борьбе за активы», – добавляет Дмитрий Жданухин.

«Скорее всего, в пересчете на одно коллекторское агентство такой объем действительно несколько уменьшится. Одна из основных причин – ужесточение кредитной политики большинства банков, – не соглашается с коллегами Александр Щербаков. – Кроме того, определенный объем просроченной задолженности, который раньше банки передавали на аутсорсинг, сейчас остается внутри кредитной организации. Дело в том, что в момент массовых сокращений линейного персонала ряд банков вместо увольнений принял решение о переводе сотрудников из продающих подразделений в отделы по взысканию задолженности. Ну и, наконец, нельзя не упомянуть о непрекращающемся росте количества коллекторских агентств».

Корпоративные долги

Одним из наиболее актуальных в 2010 году и одновременно сложных направлений коллекторской деятельности участники рынка называют работу с корпоративными долгами. Задолженности в секторе B2B в несколько десятков раз превышают объемы долгов физических лиц, чем невероятно привлекают коллекторов.

«Стоит учесть, что 90% банковской задолженности по юрлицам приходится на крупные промышленные предприятия, а такой «кусок пирога» ни один банк внешнему агентству не отдаст. Да и не всякий сторонний коллектор справится с долгом в миллиарды рублей, – рассказывает Константин Аверин, директор по развитию группы компаний «Инновационная бизнес-группа». – Если говорить о долгах по сделкам на рынке B2B, то сколько их – точно никто не знает. Но, думаю, ничуть не меньше, чем в банковском секторе. Это интересное направление, однако методики для работы на нем слабо развиты и распространены. Да и квалификация сотрудников по долгам В2В должна быть значительно выше средней. Поэтому таким опытом работы могут похвастаться немногие агентства, а тем более – положительным».

О некоторых других особенностях взыскания корпоративных долгов поведал Сергей Рахманин: «Работа с долгами B2B является сложной и эксклюзивной, поскольку включает в себя разматывание цепочек учредителей, поставщиков, вывода денег и т.д. И решать такую задачу могут далеко не все агентства, да и специалистов, которые могут со всем этим справиться, на рынке очень мало. Взыскание же долгов потребкредитования – процесс технологичный, основанный на принципе конвейера. Да, необходимо использовать разные психологические навыки воздействия и другие методы, но особой уникальности в каждом случае нет. Вот человек, вот его проблема – консультируй! С корпоративной задолженностью все гораздо сложнее, потому далеко не все за нее берутся. А, например, для компании «РусБизнесАктив», учредителя АРКБ, это конек».

«Корпоративные долги имеют свою специфику взыскания, обусловленную отсутствием ответственности владельцев бизнеса по обязательствам своей компании. Однако направление очень интересное ввиду его большой емкости, особенно в регионах», – добавляет Александр Щербаков.

А Александр Федоров, председатель совета директоров КА «Центр ЮСБ», и вовсе полагает, что «2010 год станет годом бизнес-коллекторства. Под этим термином подразумевается решение долговых проблем в коммерческой сфере с использованием как классических методов взыскания (претензионный порядок, суд и арбитраж, исполнительное производство), так и новых разработок: информационного сопровождения взыскания, эффективного сопровождения долга в процедуре банкротства, взыскания долга с использованием приемов бизнес-разведки и элементов медиации и рейдерства».

Среди основных причин, по которым бизнес-коллекторство станет основным трендом 2010 года, он называет следующие:
растущий спрос на услуги внешних консультантов со стороны кредиторов - юридических лиц;
переход под контроль первой десятки ведущих коллекторских агентств 95% рынка кредитного коллекторства (взыскания с физических лиц задолженностей по кредитам);
сокращение спроса на услуги внешних консультантов со стороны банков;
недорогой вход на рынок оказания услуг в сфере бизнес-коллекторства;
растущая конкуренция среди коллекторских агентств.

Бизнес-коллекторством будут заниматься не только коллекторские агентства, полагает Александр Федоров, но и юридические компании, арбитражные управляющие и бывшие рейдеры. Основными заказчиками такой услуги будут крупные кредиторы.

Долги в сфере ЖКХ

Из-за сокращения передачи банковской задолженности коллекторским агентствам необходимо переключаться на другие виды долгов, чтобы возместить выпадающий объем работы и денег. Наиболее подходящей для этого многие эксперты считают сферу ЖКХ.

То, что в должники по жилищно-коммунальным услугам в основном попадают малоимущие, а значит, и неплатежеспособные слои населения – это распространенное заблуждение. «Таких в нашем списке только пять процентов, – говорит директор «Агентства по сбору коммунальных платежей» Евгений Горбунов. – Треть неплательщиков имеет доходы выше среднего по региону. Немало таких, кто не оплачивает услуги ЖКХ из-за того, что надо платить за кредиты. Ведь с банками как: не заплатишь – набегают крупные проценты. А за просроченные «квартирные» платежи пени намного меньше» («Известия», 4 мая).

«Сфера ЖКХ, в принципе, интересна для коллекторских агентств как новый рынок, - рассказывает Елена Докучаева. – Однако реальное интенсивное развитие сотрудничества с предприятиями ЖКХ будет возможно тогда, когда сама отрасль ЖКХ хотя бы немного модернизируется. В первую очередь это касается прозрачности финансовых потоков и готовности самих предприятий к передаче взыскания на аутсорсинг. Сегодня деньги от потребителей услуг ЖКХ не всегда доходят до поставщиков вследствие запутанности систем оплаты. При этом сами компании, работающие в сфере ЖКХ, считают, что возврат просрочки не должен требовать затрат и всегда должен быть 100%-ым. В этих условиях работа в этой отрасти в промышленных масштабах для коллекторов нереальна. Пока взаимодействие компаний ЖКХ и агентств носит единичный характер. Вряд ли серьезные перемены произойдут на этом рынке в 2010 году — это вопрос нескольких лет».

«Сотрудничество коллекторских агентств и предприятий ЖКХ развивается довольно медленно, хотя это направление довольно перспективно, – добавляет Сергей Рахманин. – Это связано, в первую очередь, с тем, что предприятия принадлежат по большей части государству, и в них не предусмотрена статья расходов на оплату услуг по взысканию долгов. Обычно работа начинается, когда долги передаются управляющим компаниям. Ситуации, когда такие организации сами приходят за помощью к коллекторам, редки, но у нас, например, есть такой опыт: к нам обращаются администрации подмосковных городов. Основная особенность сбора долгов для государственных и окологосударственных организаций в том, что с ними вообще трудно договариваться. Это большие компании, в них все боятся брать на себя ответственность, и любое согласование длится очень долго».

Долги в ЖКХ – это очень заманчивое направление, которое имеет свои неповторимые особенности, полагает Александр Щербаков. «Конкуренция здесь пока весьма низкая, как и себестоимость мероприятий по взысканию. Однако есть и свои нюансы, – говорит он. – Не секрет, что многие наши сограждане, особенно в регионах, имеют более чем скромный достаток. Работать в такой ситуации коллекторскому агентству очень сложно, всегда нужно балансировать».

«Работая с этими долгами, надо понимать социальную ответственность, которую коллектор берет на себя, - соглашается Константин Аверин. – С долгами по ЖКУ преимущественно работают местные региональные компании, для них порой это единственный способ существования. Федеральным агентствам же это направление до сих пор было не очень интересно из-за малых объемов по сравнению с банковскими задолженностями. А вот методы работы с долгами по ЖКУ мало отличаются от используемых в работе с кредитными учреждениями. Только из-за того, что среди должников по ЖКУ много социально неблагополучных граждан, больше дел доходит до суда. В банках такие ситуации встречаются преимущественно в случае мошенничества, а в ЖКХ – везде и всюду. Ведь банки выбирают, кому давать деньги, а ЖКХ обязаны предоставить услуги всем гражданам. Другой особенностью работы с коммуналкой является низкий уровень автоматизации бизнеса. Это негативно сказывается на взаимодействии агентств и управляющих компаний, снижает эффективность взыскания».

Долги за энергоресурсы

Отдельная тема – взыскание корпоративных долгов в сфере ЖКХ перед ресурсоснабжающими компаниями, в том числе, энергетиками. «Дело в том, что тут стандартная схема (юридическая или коллекторская) не работает и взыскание долгов возможно лишь за счет смены недобросовестной управляющей компании на добросовестную, – рассказывает Дмитрий Жданухин. – Это направление развития коллекторства очень перспективно, но сопряжено с необходимостью преодоления скепсиса клиентов, получения инвестиций и налаживания связей с профессиональными коммунальными управляющими (мы, например, уже рассматриваем варианты сотрудничества с соответствующими профессионалами в «Русской школе управления»)».

«Сбор долгов в энергетической сфере также является перспективным направлением для коллекторских компаний, но и здесь есть определенные тонкости, – отмечает Елена Докучаева. – Взыскание задолженности, которая возникла при взаимодействии энергогенерирующих компаний с их клиентами – юридическими лицами, вполне стандартная работа для коллекторов, которые оказывают услуги в секторе В2В. Фактически, здесь агентства работают с разновидностью корпоративной просрочки. В случае с долгами физических лиц вопрос осложняется тем, что компаниям-поставщикам энергии, в отличие от банков, трудно отслеживать, какие платежи пришли от потребителей напрямую, а какие – после вмешательства коллекторов в силу слабого развития системы платежей. Решение этой проблемы требует от компаний серьезного вложения сил и времени, интеграции сложных процессов и технологий. Поэтому широкомасштабное сотрудничество с коллекторами в энергетике будет развиваться после того, как компании усовершенствуют систему платежей».

«С энергоресурсами складывается картина, аналогичная ЖКХ. Однако если компания-поставщик электроэнергии частная, то она запросто может быть постоянным клиентом коллекторских агентств», – добавляет Сергей Рахманин.

Долги по ипотеке

Процесс взыскания ипотечных долгов заметно отличается от работы с задолженностью по кредитам другого типа. Как правило, банки-кредиторы передают коллекторам проблемные ипотечные кредиты на ранних сроках, чтобы вернуть должников в график платежей и сохранить их в качестве клиентов. Это самый выгодный вариант для всех сторон, утверждает Елена Докучаева. «Однако в нашей практике были и другие, более сложные ситуации: случаи, когда были проблемы с документами или ситуации, где требуется ведение судебных разбирательств, – рассказывает она. – Дело в том, что реально добиться погашения всего долга по ипотеке, если кредитор не идет на рассрочку и не согласен на возврат должника в график, чрезвычайно сложно. Суммы долгов достаточно велики, а с учетом падения цен на недвижимость даже реализации предмета ипотеки не всегда может помочь – весьма вероятно, что вырученной от продажи квартиры суммы не хватит на погашение долга. При этом можно отметить, что суды рассматривают дела с задолженностью по ипотеке неохотно. Как правило, судьи относятся к должникам по ипотеке снисходительно и стремятся предоставить им отсрочку».

Сергей Рахманин воздержался от развернутых комментариев о развитии ситуации с долгами по ипотеке: для этого есть статистика. «Могу лишь сказать, что в коллекторской деятельности это один из самых маленьких сегментов. У банков есть залог, в такой ситуации им проще общаться с должниками (все карты в их руках), и в большинстве случаев они сами предпочитают решать проблему задолженности», – сообщил он.

Однако некоторые сдвиги в сотрудничестве банков и коллекторов в сфере ипотечных долгов уже есть. О перспективах этого направления рассказывает Дмитрий Жданухин: «Пока банки эти долги будут пытаться взыскивать самостоятельно. Но важным моментом станет взаимодействие и банков, и коллекторов с АРИЖК, которое уже активно ведет коммуникацию с теми, кто имеет отношение к взысканию ипотечных долгов (прежде всего в моногородах). Также будут развиваться специализированные проекты, например, МАССИЗ».

Ситуацию на рынке ипотечных долгов может изменить и принятие поправок в закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)», уже получивших «добро» в первом чтении в ГосДуме РФ. По словам председателя комитета по собственности Виктора Плескачевского, в законопроекте предлагается ввести возможность госрегистрации соглашения между залогодателем и залогодержателем о внесудебном порядке погашения задолженности по ипотечным кредитам. А также введение возможности продажи заложенного имущества на торгах путем проведения аукциона с понижением начальной цены. По мнению авторов законопроекта, поправок позволит снизить риски кредиторов, возникающие в связи с отсутствием мотивации должника, имущество которого продано в результате обращения на него взыскания, в подаче заявления о прекращении регистрационной записи об ипотеке в Едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ним.

Вмешательство регуляторов

Недавно в СМИ прошла информация, что Роспотребнадзор, а следом за ним и Роскомнадзор, могут добиться того, что передача прав требований по розничным кредитам небанковским организациям, в том числе коллекторам, будет запрещена («Коммерсант», 22.03.2010 и 17.05.2010). Изменит ли это радужную картину перспектив коллекторского бизнеса, ведь часть долгов коллекторские агентства именно покупали у банков? Участники рынка прокомментировали такую возможность по-разному.

«Во-первых, объем продаваемых коллекторам долгов в несколько раз ниже, чем передаваемых по агентскому договору, – уточнила Елена Докучаева. – Во-вторых, коллекторские агентства не единственные, кто приобретает портфели проблемной задолженности. Часто в качестве покупателей выступают инвестиционные компании, фонды или другие банки. В-третьих, как только чиновники и эксперты вникнут в суть этого вопроса, всем станет понятно, что на самом деле в переуступке долгов нет ничего страшного и все права заемщика сохраняются. Важно понимать: не стоит закрывать пути, которые реально помогают банковской системе в борьбе с просрочкой и работают во всем мире. Лучше дорабатывать законы, если они несовершенны. Этот путь более простой и правильный. Если закон о защите прав потребителей не регулирует все моменты в этой сфере деятельности, с чем я бы поспорила, надо внести в него коррективы.

Важно помнить, что заемщик всегда может обратиться в суд, и если суд решит, что проценты (штрафы) по кредиту были неоправданно завышены, возможна отмена их выплаты. Если суд определит неправомочность выдачи кредита, заемщик также будет освобожден от обязательств по нему. Дальше уже вопрос кредитора – как у него построены отношения с продавцом данного долга. Нет никакой разницы с точки зрения защиты прав должника в суде от того, продан ли долг или передан на взыскание по агентскому договору. Понятно, что потребителя-должника надо защищать, но не нужно при этом мешать добросовестным агентствам работать.

Конечно, это актуально, если мы говорим о нормальных, добросовестных коллекторских агентствах. На месте Роспотребнадзора я бы сконцентрировалась на том, чтобы научить кредитора выбирать себе контрагентов по работе с проблемной задолженностью. Кредитные организации часто смотрят только на размер комиссионных, не интересуясь особо, с кем будут сотрудничать».

«Ситуация практически не изменится, так как вряд ли такое развитие событий произойдет: отдельный не совсем четкий прецедент с банком «Союз» не станет общей практикой, - уверен Дмитрий Жданухин. - Даже если запрет случится, то будут найдены договорные формы для его обхода».


Александр Щербаков предположил необычное развитие событий: «Полагаю, что ситуация будет зависеть от того, как это будет освещено СМИ. Сначала, уверен, будет некая волна эйфории, когда не очень образованные слои населения решат, что вся деятельность коллекторских агентств и, соответственно, их требования о погашении долга, не законны. Потом наступит некий период отрезвления, когда расходы банков на самостоятельное взыскание долга и резервирование под плохие ссуды замедлят падение ставки по розничным кредитам. Для коллекторского рынка подобный запрет будет не очень болезненным, за исключением самых крупных игроков, которые в настоящее время активно скупают долги и рассчитывают на подобные инвестиции в будущем. Кроме того, для российского рынка купли-продажи просроченных обязательств по-прежнему весьма характерно перекладывание долга «из одного кармана в другой»: ситуация, при которой права требования уступаются банком некой аффилированной структуре с целью «расчистки» баланса».

Наталья Ермакова, E-xecutive