4
04августа2015

Оппонент заявил о фальсификации доказательства. Как должен действовать суд?

Оппонент заявил о фальсификации доказательства. Как должен действовать суд

Аурела Борисовна Ивлева
к. ю. н., консультант отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Арбитражного суда Ставропольского края

  • Можно ли оспорить судебный акт, если суд не предупредил обе стороны об уголовной ответственности за ложный донос и фальсификацию
  • Обязан ли суд назначать экспертизу для проверки спорного доказательства
  • В чем отличие процедуры рассмотрения заявления о фальсификации в арбитражном и гражданском судопроизводстве

 

Заявление о фальсификации доказательства в суде может привести к исключению его из числа доказательств по делу. Когда в ходе рассмотрения дела сторона заявляет о фальсификации доказательств, судья должен совершить определенные процессуальные действия, несоблюдение которых может привести к отмене судебного акта. Итак, поступило заявление о фальсификации доказательств. Что должен сделать судья?

Судья должен, во-первых, разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления; во-вторых, исключить оспариваемое доказательство из дела с согласия лица, его представившего; и, в-третьих, проверить обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу (ст. 161 АПК РФ).

СУД ДОЛЖЕН ПРЕДУПРЕДИТЬ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОБЕ СТОРОНЫ СПОРА

Закон не содержит указания кому и какие именно последствия должен разъяснить суд, когда одна из сторон заявляет о фальсификации доказательства. Поэтому в судебной практике возникает вопрос о том, следует ли ограничиться только разъяснением стороне, сделавшей заявление, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) или суд должен еще предупредить сторону, представившую оспоренное доказательство, об уголовной ответственности за фальсификацию доказательства (ст. 303 УК РФ).

Так, в одном из дел суд предупредил только ответчика об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 306 УК РФ (постановление ФАС Уральского округа от 27.09.2010 № Ф09-7789/ 10-С6). В другом деле суд разъяснил последствия заявления о фальсификации (постановление ФАСВолго-Вятского округа от 12.03.2013 по делу № А39-320/2012), а в третьем деле суд разъяснил сторонам уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации и взял расписку (постановление ФАС Московского округа от 19.04.2013 по делу № А40-139327/ 10-50-1186).

Тем не менее арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Различны подходы в судебной практике и к вопросу отмены судебного акта на том основании, что судом не соблюдены правила ст. 161 АПК РФ.

Положительная практика. В одном из дел апелляционный суд указал на несоблюдение нижестоящим судом правил ст. 161 АПК РФ. Когда истец заявил о фальсификации доказательств, суд не предупредил его об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, а ответчика — по ст. 303 УК РФ. Кроме того, суд не предложил ответчику исключить документы, о фальсификации которых было заявлено ответчиком, из числа доказательств по делу.

Апелляционная инстанция приняла к рассмотрению заявление истца о фальсификации доказательств, представленных ответчиком в суд первой инстанции (п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36«О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»). При рассмотрении апелляционной жалобы судебная коллегия предупредила представителей сторон об уголовно-правовых последствиях. Представитель ответчика согласился исключить из числа доказательств по делу спорные документы. Поэтому представитель истца не настаивал на проверке заявления истца о фальсификации этих доказательств.

Арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел дело повторно и установил, что выводы суда первой инстанции относительно достоверности документов, на основании которых ответчик перечислил обществу оспариваемую сумму, не соответствуют материалам дела. Суд отменил судебный акт нижестоящего суда. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2011 по делу № А40-107247/ 10-78-192).

Отрицательная практика. В другом примере из судебной практики заявитель кассационной жалобы сам обратил внимание суда на нарушения. Он указал, что суд первой инстанции нарушил ст. 161 АПК РФ и не отразил в протоколах судебных заседаний результаты рассмотрения ходатайства ответчика о фальсификации доказательств — до предложения истцу исключить спорные документы не предупредил последнего об уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ.

Однако суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы и отмены судебного акта (постановление АС Дальневосточного округа от 09.12.2014 по делу № А51-5151/2014).

В комментариях к АПК РФ указано, что предупредить следует обе стороны процесса по обеим статьям Уголовного кодекса РФ1. К мнению о том, что предупреждать нужно обе стороны процесса, склоняются и авторы Анализа проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств в Арбитражном суде г. Москвы2.

Представляется, что из-за отсутствия единообразной практики разъяснение уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации, предусмотренное ст. 161 АПК РФ, должно производиться под подпись в отношении как заявителя о фальсификации — по ст. 306УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), так и обвиняемой стороны — по ст. 303 УК РФ (за фальсификацию доказательств). Это нужно отражать в соответствующих протоколах и судебных актах как основание для возникновения ответственности сторон в случаях нарушения сторонами указанных статей УК РФ.

Вместе с тем остается открытым вопрос о том, является ли основанием для отмены судебного акта неразъяснение судом одной из сторон об уголовной ответственности за заведомо ложный донос либо за фальсификацию доказательств.

ДЛЯ ПРОВЕРКИ ПОДЛИННОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СУД МОЖЕТ НЕ НАЗНАЧАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ, А ПОПРОСИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Суд проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе, назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Что касается условий удовлетворения ходатайства о назначении экспертизы для проверки доказательства на предмет его фальсификации, то в качестве примера можно привести следующее дело. Стороны заключили договор купли-продажи недвижимости. Участники общества-продавцаоспорили эту сделку в суде и заявили о фальсификации протоколов общих собраний. Из этих протоколов следовало, что общие собрания участников общества единогласно приняли решения об освобождении директора общества от его обязанностей и о назначении на эту должность нового лица, а также наделении нового директора полномочиями по заключению сделки от имени общества. Истцы указали, что в данных собраниях участия не принимали и протоколы не подписывали.

Для проверки обоснованности заявлений о фальсификации суд назначил почерковедческие экспертизы. Из заключений экспертов следовало, что подписи в перечисленных протоколах общих собраний участников выполнили другие лица с подражанием их подписному почерку.

Суд первой инстанции в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ оценил представленные в материалы дела доказательства, в том числе экспертные заключения, и пришел к выводу о том, что указанные решения общих собраний участников не имеют юридической силы. Следовательно, директор, который заключал спорный договор, директором общества не являлся и в силу положений ст. 53 ГК РФ не имел права действовать от имени общества. Поскольку воля собственника на распоряжение имуществом отсутствовала, сделка по отчуждению спорного имущества в собственность другого общества является ничтожной как не соответствующая требованиямст. 53 и ст. 209 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, изменив решение в части. ВАС РФ выводы апелляционного суда поддержал (постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.2009 по делу № А19-20672/ 03-13-53).

В процессе рассмотрения другого дела в суде апелляционной инстанции общество заявило ходатайство о фальсификации договора цессии, просило исключить его из числа доказательств, представленных в материалы дела, и назначить экспертизы с постановкой вопроса о том, выполнен ли текст договора уступки дебиторской задолженности в сентябре 2002 года или позже.

Заявление общества о фальсификации данного доказательства сводилось к тому, что бывший директор истца от имени общества данный документ никогда не подписывал. Адвокат, ранее представлявший интересы истца, имел несколько пустых листов с подписью директора и печатью общества, что свидетельствует о факте подложности этого договора. Подтвердить или опровергнуть данное обстоятельство, по мнению ответчика, может только назначенная судом экспертиза. При этом истец настаивал на подлинности указанного договора, а рассмотрение ходатайства о проведении экспертизы оставил на усмотрение суда.

Кассационный суд указал, что фальсификация доказательств заключается в сознательном искажении их путем подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений.

Для правильного разрешения спора требуются специальные знания с учетом предмета заявленного ходатайства о фальсификации вышепоименованного доказательства, однако суд первой инстанции необоснованно отказался назначать экспертизу (постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.01.2005 по делу № Ф03-А51/04–1/3756).

Вместе с тем не во всех случах, когда заявляется ходатайство о проведении экспертизы доказательства ввиду его фальсификации, есть необходимость в проведении такой экспертизы. Вполне возможно, что это доказательство не имеет столь серьезного значения для разрешения дела, и факты могут быть установлены с помощью иных доказательств. Поэтому в каждом конкретном случае суд должен определять необходимость проведения экспертизы.

Суд может также истребовать другие доказательства, предложить лицу, которое обвиняют в фальсификации доказательства, представить дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство.

Например, если ответчик полагает, что в договоре сфальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Или предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства (образцы подписи данного лица). Сопоставление доказательств позволит суду прийти к выводу о характере спорного доказательства.

ЕСЛИ ЗАЯВИТЬ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ ЗАСЕДАНИИ, ТО СУД ДОЛЖЕН ВЕСТИ ПРОТОКОЛ

Суд обязан удовлетворить заявленное требование, если лицо, представившее спорное доказательство, не возражает против его исключения из числа доказательств по делу. Такое согласие оформляется в письменном виде.

Представляется, что если речь идет о документе, являющемся основанием исковых требований либо возражений по иску, устное согласие обвиняемой стороны на исключение доказательства целесообразно отражать в протоколе судебного заседания с соответствующей подписью представителя лица, участвующего в деле.

Арбитражный суд исключает данный документ из числа доказательств по делу и больше не исследует его в процессе судебного разбирательства по делу.

Все результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства должны быть отражены в протоколе судебного заседания: об исключении оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу, о признании доказательства достоверным или сфальсифицированным.

Кроме того, судебной практикой подтверждается необходимость ведения протокола судебного заседания в предварительном судебном заседании в случае поступления заявления о фальсификации доказательств. Если судья не ведет протокол судебного заседания, представляется необходимым, разъясняя уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации, отбирать расписку у заявителя — по ст. 306 УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), а у обвиняемой стороны — по ст. 303УК РФ (за фальсификацию доказательств). Расписки приобщать к материалам дела.

Помимо регламентации действий суда при подаче заявления о фальсификации доказательств законодательством также предусмотрены определенные требования, которым должно отвечать само заявление о фальсификации:

оно должно исходить от лиц, участвующих в деле. Круг лиц, участвующих в деле, установлен ст. 40 АПК РФ: стороны (истец, ответчик), заявители и заинтересованные лица по неисковым делам; третьи лица; прокурор; государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы власти. Учитывая правовое положение названных лиц и их представителей, следует сделать вывод о том, что заявление может быть подано и представителем лица, участвующего в деле;
должно быть представлено в суд в письменной форме; момент подачи заявления законом не определен, поэтому это возможно как при подготовке дела к судебному заседанию, так и в ходе его;
в заявлении должна идти речь только о представленном в суд доказательстве;
поскольку в деле могут участвовать несколько субъектов, в заявлении необходимо указать, какое лицо, участвующее в деле, представило сфальсифицированное доказательство. Допустимо указание и на то, что сфальсифицированное доказательство получено от представителя лица, участвующего в деле.
В любом случае в целях вынесения законного и обоснованного решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства, обладающего признаками относимости и допустимости. Если в процессе доказывания представлены сведения, не соответствующие действительности, такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности — для арбитражного суда не имеют значения. По своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства в порядке ст. 161АПК РФ является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из участвующих в деле лиц.

В юридической литературе бытует мнение, что термин «фальсификация» в Арбитражном процессуальном кодексе РФ является неуместным, заимствованным из уголовного законодательства, поскольку арбитражный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если подтверждена вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Такой вывод авторы делают исходя из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ. Может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения. Однако при таком толковании арбитражный суд принимал бы на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным фактически объявлял бы лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1ст. 303 УК РФ3.

Факт совершения преступления может быть установлен судом в порядке уголовного судопроизводства. При отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить содержащийся в ст. 161 АПК РФ термин «заявление о фальсификации» на «заявление о недостоверности». Одновременно арбитражный суд должен быть наделен правом по собственной инициативе или по ходатайству другой стороны процесса признавать доказательства недопустимыми4.

На наш взгляд, предложение заслуживает внимания.

Необходимо отметить, что нормами Гражданского процессуального кодекса РФ также предусмотрена подача заявления о подложности доказательств.

В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 186 ГПК РФ).

Понятие «подложность доказательств» включает в себя внесение в документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, то есть, другими словами, это фальсификация.

Однако из сравнительно-правового анализа законодательного регулирования в АПК и ГПК РФ вопросов, посвященных правовым последствиям заявления о фальсификации (подложности) доказательства, можно прийти к следующему выводу. Нормами ГПК РФ не предусмотрена обязанность суда при подаче заявления о подложности доказательств разъяснять уголовно-правовые последствия такого заявления, как это предусмотрено в АПК РФ.

1 Комментарий к АПК РФ (постатейный) / С. Ф. Афанасьев и др.; Отв. ред.Г. А. Жилин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 396 (автор комментария — М. Ш. Пацация).
2 Анализ проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 5.
3 См. об этом Анохин В. С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. № 12. С. 7–14.
4 См.: Потеева А. В., Корюкаева Т. Г. Рассмотрение арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств // Арбитражная практика. 2008. № 11. С. 45.

 

Источник: http://www.1jur.ru/#/document/189/390011/?step=8