3
22ноября2010

Образовались долги по ипотеке. Банк насылает коллекторов. Metrinfo.ru

 

Текст : Владимир Абгафоров | Фото: goodfon.ru
Дата: 22 ноября 2010 | www.metrinfo.ru
 

Такие разные цифры
В первую очередь www.metrinfo.ru, разумеется, захотел оценить масштаб проблемы: сколько их, подобных страдальцев? Выяснилось, что сделать это не так просто. Банки не горят желанием рассказывать о проблемных должниках: это портит их отчетность. Кредиты могут быть очень разными по размерам, различаются и сроки просрочки. Кто-то испытывал трудности, но сумел договориться с банком о реструктуризации… В общем, это тема, заслуживающая отдельного исследования…

Из официальной статистики отыскался только опубликованный 19 октября обзор Банка России по рынку ипотечного жилищного кредитования за первое полугодие 2010 года. В нем говорится об «устойчивой тенденции увеличения объемов просрочки и ее доли в общем объеме задолженности». По рублевым кредитам она выросла по сравнению с I полугодием 2009-го на 91,4%, по валютным – на 65,4%.

На первый взгляд, рост ошеломляющий. На второй – все не так страшно: просроченная ипотека все равно не очень большая. Тут граждане задолжали банкам 22,3 млрд. руб. по рублевым кредитам и 16,3 млрд. руб. – по валютным. А к примеру, «в рознице» (т.е. всевозможные потребительские кредиты) общая сумма «плохих» долгов составляет 274,7 млрд руб. Суммарный корпоративный долг – вообще 817,5 млрд руб. (данные на 1.07.2010). В общем, если нашу банковскую систему что и подрубит, то никак не ипотечники. Косвенно в пользу этого говорит и тот довод, что число банков, начинающих (точнее, возобновляющих) работу с ипотечными кредитами, растет. А уже  работающие постоянно выводят новые продукты, совершенствуют условия и т.п.

Так что довольствоваться пришлось экспертными оценками. Александр Федоров, председатель Совета директоров Группы коллекторских компаний «Центр ЮСБ», считает, что всего в России на данный момент 35 тыс. просроченных ипотечных заемщиков – эта цифра была рассчитана, основываясь на информации ЦБ РФ. И еще интересная деталь: по словам эксперта, существует «один банк» (название, понятно, не позволяет разгласить соглашение о конфиденциальности), который уже несколько лет передает «Центру ЮСБ» различные виды проблемных кредитов. В 2005-2007 годах ипотечников среди них были единицы, в 2008-2009 –десятки, а в нынешнем передан уже 200-й ипотечный должник.


«Дорожная карта» для должника
Первый этап: с отказавшимся платить должником пытается как-то договориться сам банк. «Инструментарий» практически у всех одинаковый: телефонные звонки, письменные требования заплатить, предложения встретиться и обсудить проблему. Последний этап – обращение банка в суд и работа с ним строго в рамках закона: иск о взыскании заложенного имущество, принудительное выселение с участием судебных приставов. Об этом (как уже сказано в самом начале этой статьи) мы поговорим в следующий раз. Но на пути между «первым» и «последним», что называется, возможны варианты – зависеть они будут от «характера» банка. Кто-то из кредитных организаций больше склонен к договоренностям – заемщику будут предлагаться различные варианты реструктуризации и т.п. Кто-то, напротив, проявляет жесткость – причем иной раз совершенно неоправданную.

Сценарий, который банки горячо приветствуют, – продажа должником своей квартиры и погашение долга. Но тут есть проблемы. Во-первых, часто не соглашаются сами должники, поскольку квартира у них единственная. Во-вторых, продать недвижимость срочно в нынешних условиях вообще непросто, а с таким «непонятным» юридическим статусом – тем более. Покупатели осторожничают, опасаются, что банк, недовольный взаимоотношениями с нынешними своими должниками, как-то «транслирует» свои претензии и на новых собственников недвижимости. С юридической точки зрения эти опасения, конечно, абсолютно беспочвенны, но вот с практической – уже и не так… Особенно учитывая, что живем мы в стране, где почитание законов вообще, мягко скажем, не чрезмерно.

И еще одно. Цены на недвижимость упали, и встречаются ситуации, когда даже после продажи квартиры заемщик все равно остается должен банку. Александр Федоров («Центр ЮСБ») приводит случай, происшедший на Алтае: семья, которая была должна 2,2 млн руб., сумела продать квартиру только за 1,7 млн. В итоге они должны еще полмиллиона рублей основного долга плюс пени…

Но вернемся к теме отношения банков и должников. Если банк принимает решение «давить» - тут также возможны варианты. Кто-то из кредитных организаций делает это самостоятельно – благо есть кому, собственные службы безопасности обычно укомплектованы бывшими сотрудниками правоохранительных органов. Другие же передоверяют эту работу специализированным коллекторским агентствам.

Софт, хард и лигал
Коллекторские агентства упоминались уже столько раз, что просто необходимо подробнее рассказать о них. Основная деятельность – сбор долгов (оппоненты называют процесс «выбиванием», сами коллекторы, понятно, этот термин не любят).

Взаимодействие с заказчиками (банками) происходит по двум схемам: «продажа» и «агентская». В первом случае кредитная организация действительно «продает» своего должника коллекторам, а сама из процесса устраняется. «Агентская» подразумевает, что банк право требовать кредит оставляет себе, а коллекторов нанимает для различных работ: провести с заемщиком переговоры, представлять интересы в суде и т.п.

Что касается денег, то как говорит Александр Щербаков, заместитель директора коллекторского агентства «АКМ», для ничем не обеспеченных кредитов дисконт может доходить до 97-98%: банк отдает их («продажа») за 2-3% их стоимости. С ипотекой иначе – там обеспечение налицо. Поэтому в ходу больше «агентская» схема, и цифры здесь другие: коллекторам заплатят максимум 15-20%. Хотя определенные перемены есть и в этой сфере: в связи с ростом общей массы таких долгов и падением цен на жилье, говорит Александр Федоров («Центр ЮСБ»), количество задолженности по ипотечным кредитам, передаваемой на аутсорсинг коллекторам, возросло в текущем году более чем в два раза.

Как описывают свое общение с должниками сами коллекторы? «Первой, самой мягкой, является стадия «софт-коллекшн», - говорит Александр Федоров. – Общение с должником происходит по телефону, выясняется его финансовое положение, а также причина возникновения задолженности. Далее следует «хард», на котором происходит личный контакт – его приглашают в офис либо ему наносят визит сотрудники службы выезда… Самая последняя стадия – «лигал», т.е. обращение в суд, а после получения его решения – к судебным приставам для принудительного исполнения».

Зачем он в наш колхоз приехал?
«Личный контакт», упомянутый в предыдущем абзаце, наверняка вызывает наибольший интерес как самих неплательщиков, так и просто любопытствующих. Коллекторы уверяют, что все происходит корректно: просто переговоры, во время которых должника знакомят с тем, как будет развиваться ситуация, если он станет «упираться». Разумеется, нажим – но как без него, если человек платить отказывается?! Оппоненты возражают, что иногда «креативность» коллекторов переходит рамки дозволенного: звонить предпочитают непременно в три часа ночи, по почте приходят письма с черепами и костями, на дверях расклеивают «дадзыбао»: «Здесь живет неплательщик!».
«Ничего незаконного!», - возражают коллекторы. И добавляют, что на них (как, впрочем, и на кого угодно еще) законодательство позволяет жаловаться. «В милицию или прокуратуру – что ближе к дому», - лаконичен Александр Щербаков («АКМ»).

…Минувшим летом в процесс взаимоотношений должников и коллекторов вмешался государственный чиновник. Начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков в несколько, на наш взгляд, удивительных для госслужащего выражениях призвал граждан «плевать на коллекторов», поскольку их деятельность незаконна. (Полностью интервью г-на Прусакова можно прочитать здесь: «Не нужно платить коллекторам, плевать на их требования» (http://www.credits.ru/articles/8587/)). Коллекторы и их естественные союзники (банки) ответили – вот, к примеру: «Письмо АРБ Руководителю Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Онищенко Г.Г.» (http://www.arb.ru/site/docs/docs.php?doc=971).

Выступать в подобном споре арбитром автор явно не в силах – не та квалификация. Но одну цитату из слов критиков привести, на мой взгляд, стоит. «Сотни профессиональных судей за несколько лет правоприменительной практики не нашли в подобном договоре цессии ничего противозаконного, а г-н Прусаков нашел… Следование призыву «плевать на наши требования» заканчивается для должника весьма плачевно: коллектор просто отдает дело в суд. Должник платит существенно больше, но уже через службу судебных приставов».


Резюме журнала  www.metrinfo.ru 
Нам бы очень хотелось написать такой четкий и однозначный текст: так, так и вот так. Но не получается: коллекторские агентства – еще достаточно молодой вид бизнеса, соответственно, еще не устоялись и многие реалии их работы. Даже на такой очень интересующий всех вопрос, как во что обходится должнику общение с коллекторами (т.е., говоря проще, сколько ему в конечном итоге приходится заплатить) ответа нет – все в высшей степени индивидуально.

А еще на рынке появились новые персонажи – «антиколлекторы». Иногда это просто адвокаты, специализирующиеся на подобных процессах. Их задача – «порезать» всевозможные неустойки и штрафы, которых добиваются банки. Иногда – сами коллекторы, подрабатывающие в свободное от основной работы время. Бывает, что и «специалисты», консультирующие, как грамотнее уклониться от решения суда.

В общем, практика досудебного взыскивания долгов – дело в высшей степени живое, прямо у нас на глазах развивающееся.