3
18марта2010

Как вести себя банку, если другой кредитор государство? Банковское обозрение.

  Во многом действия кредиторов за висят от того, в каком состоянии бизнес предприятия-должника и насколько адекватно ведет себя его собственник. Если речь идет о налогах, то этот тезис справедлив в еще боль шей степени, ведь договориться с налоговой сможет только сам бизнесмен. Банки в этом процессе, как правило, не участвуют. И в какой-то степени наличие или отсутствие долгов перед государством является индикатором того, насколько добросовестно должник по ведет себя перед банками. 
Рассказывая о том, научились ли они договариваться между собой, банкиры в первую очередь уточняют, что все случаи индивидуальны. А затем приводят массу примеров, когда банки ведут себя то так, то иначе, в зависимости от массы разнообразных причин. Есть отдельные банки с четкой стратегией, которые действуют всегда одинаково — идут в суд без разговоров. Но такая стратегия мало кому нравится и мало кому подходит. То ли дело поведение государства. Правила работы налоговиков прозрачны и логичны и укладываются в несколько типовых сценариев. Они основаны на Налоговом кодексе с по правкой на действительность. Попробуем рассмотреть несколько типичных случаев по принципу убывания их благоприятности. По первому должник осознает свои трудности и сам собирает совет кредиторов. По второму сценарию бизнесмен перестал платить, но сам на переговоры не идет (при этом он не мошенник), и кредиторы отправляются в суд; перспективы возрождения у предприятия просматриваются. По третьему варианту предприятие-должник становится банкротом. 

Сценарий №1: должник созывает совет кредиторов 
Увы, этот сценарий встречается не так часто (по оценкам участников рынка, столь сознательных заемщиков всего лишь порядка 10%). Должник приглашает кредиторов и признается, что испытывает трудности. Банкиры не будут рассматривать реструктуризацию кредита, если неизвестно, в каком со стоянии дела с налоговой инспекцией. Кроме того, заемщик должен предъявить реалистичный бизнес-план. Если кредиторам и заемщику удается договориться о приемлемом формате обслуживания долга с учетом изменившихся возможностей компании, то в этих переговорах они обязательно учтут обязательства по налогам как одну из важных составляющих баланса предприятия, рассказываетИнна Касьянова, управляющий директор по кредитованию малого и среднего бизнеса Москоммерцбанка. Обычно задолженность кредиторам во много раз превышает задолженность перед налоговой. Потому, как правило, налоги не являются камнем преткновения. На практике кредиторы, оценивая риски процедуры банкротства, стимулируют клиента на выплату налогов и обязательных платежей в первую очередь. 
Но если дело все же дошло до задолженности перед бюджетом, то надо банкротных стадиях с налоговой инспекцией можно договориться по хорошему и убедить ее сотрудников не спешить и не блокировать счета компании. Налоговый инспектор тоже должен искренне поверить, что его не обманут, что у него просят лишь не большую отсрочку: план по сбору на логов еще никто не отменял. Договаривается чаще сам заемщик. Впрочем, в регионах крупные банки могут самостоятельно повлиять на налоговую инспекцию. 
Когда речь идет о социально значимых предприятиях, то и налоговики, и государственные банки ведут себя более мягко. Госбанки могут даже до финансировать предприятие, чтобы не создавать социальную напряженность в регионе и чтобы заново запустить производство. Остальные банки полу чат свои просроченные проценты и гарантию возвращения оставшейся части кредита в будущем. 
Сценарий №1а: налоговики банкротят предприятие 
Встречаются ситуации, когда налоговая инициирует процедуру бакротства независимо от намерений банков-кредиторов реструктурировать задолженность компании. При этом банки сохраняют свои требования и могут претендовать на реализацию своих прав в процессе процедуры банкротства. Это происходит, если дело касается политики или имеет место личная неприязнь между должником и региональной властью. Это может быть и некая кампанейщина, когда руководитель региона, видя недобор по налогам в местном бюджете, требует строго взыскивать долги с неплательщиков. С налоговой в подобном случае нельзя будет договориться. Цена вопроса станет неразумной или просто не найдется сотрудника инспекции, который пойдет на такие переговоры. Впрочем, это скорее исключение, чем правило.

 

Сценарий №2: налоговая заблокировала счета 
При этом бизнес заемщика может быть вполне жизнеспособным. Просто предприниматель вовремя не сходил в налоговую и слишком долго испытывал терпение инспектора. Одним словом, произошла бизнес-ошибка. Налоговые инспекции порой блокируют счета по техническим причинам — из-за того, что не получили вовремя платежки. 
В случае блокировки счетов все поступления идут в первую очередь на погашение налоговой задолженности. Договариваться с государством бес полезно: оно не может отказаться от приоритета и не позволит отдавать эти деньги в счет банковских платежей, таких процедур не предусмотрено. 
Тот факт, что счет заблокирован налоговой, может послужить отсрочкой, но не основанием для списания долга. Это лишь техническое затруднение. Банк может дополнительно мотивировать заемщика на то, чтобы возвращать кредит, начав уголовное преследование. В этом случае деньги, полученные от продажи личного имущества должника, поступят в банк-кредитор окольными путями, через вновь открытый счет или через поручителей.
Блокировка счетов, особенно для торговых компаний, это смерть, остановка работы. И в случае реструктуризации кредитов банки могут выделить транши на погашение долгов по налогам ради разблокировки счетов и восстановления деятельности должника, говорит президент ГК «Финематика» Алексей Прудников

 

Сценарий №3: банкротство 
Банкам не стоит так уж сильно обнадеживаться, даже если история вначале развивалась по сценарию №1. Она может плавно перетечь в банкротство. «В 2009 году типичными стали случаи, когда должник, чувствуя, что у него начинаются проблемы, проводил переговоры с банками-кредиторами с целью реструктуризации своих кредитов, продолжая при этом исправно платить налоги. Но зачастую подобная добросовестность была лишь показной: должник использовал дополнительное время, чтобы вывести активы. И толь ко когда компания-заемщик превращалась в «пустышку» — одно название с долгами и без активов — тогда бизнес мен переставал платить налоги и обязательные платежи», — предупреждает Анна Малышева, исполнительный директор группы компаний «Долговой Эксперт». 
При банкротстве налоговики могут играть существенную роль, если пред приятие задолжало бюджету большую сумму. Они будут управлять процедурой и действовать в интересах тех, кто их мотивирует. Кстати, «мотиватором» может оказаться третья сторона, например, какой-нибудь рейдер. Поэтому банкам надо обязательно договариваться с налоговой инспекцией.
Многие кредитные организации, в том числе госбанки, до последнего пытаются выйти из процедуры банкротства. В отличие от них налоговая не будет вникать в «экономику вопроса» по всем дефолтным юридическим лицам и пойдет до конца. 
На стадии банкротства банки и налоговая инспекция успешно находят общий язык, будучи реальными кредиторами. Ведь банки сталкиваются и с тем, что как только начинается процедура банкротства, обнаруживается масса непонятно откуда взявшихся, «нарисованных» кредиторов. Могут появиться также векселя или долги из-за рубежа, которых раньше никогда не было. Эти «дополнительные» кредиторы созданы для того, чтобы поставить своего конкурсного управляющего, решать вопрос о про даже имущества. В этом случае банки и налоговая действуют консолидированно, чтобы убрать несуществующих кредиторов. Банкиры приглашают на совет кредиторов налогового инспектора, это совершенно официальная процедура.

Государство играет по правилам 
Сравнение поведения государства как кредитора и банков в клубе кредиторов, пожалуй, получается не в пользу банков. Особенно с учетом того, что у некоторых кредитных организаций, видимо, наступила стадия ожесточения, ведь они уже более года имеют дело с неадекватными заемщиками и лукавыми коллегами. А в ситуации, когда все залоги подешевели, банкам все труднее выбирать между выполнением неких джентльменских соглашений и отстаиванием своих интересов до последнего цента. В этой ситуации кредитные организации в выяснении отношений по рой переходят на уровень разборок между ЧОПами. Александр Щербаков, замгендиректора Коллекторского агентства АКМ, привел такой пример. Одному банку (А) заложено здание, а другому (Б) — производственные линии. Переговоры между банками даже не начинались: кредитных организаций много, все они очень агрессивные и ведут себя, как слоны в посудной лавке.
Представители банка А никого не пускают на предприятие. Вероятно, они боятся, что банк Б заберет вместе с оборудованием и здание. Или же банк А вывез все оборудование в неизвестном направлении. Или заставил должника оформить на него договор залога задним числом, хронологически более ранним, чем у банка Б. И даже судебные приставы не могут попасть в это здание, рассказывает эксперт. Глядишь, скоро службы безопасности банков будут штурмовать предприятия (впрочем, может быть, уже штурмуют, но не признаются в этом). Налоговая инспекция ведет себя куда более предсказуемо. Если у бизнеса есть долги перед государством и сохраняются перспективы выживания или если речь идет о социально значимом предприятии, инспектор согласится подождать и не будет банкротить компанию. Если должник слишком долго не платит и не договаривается, налоговая заблокирует счет, но не будет спешить обанкротить компанию. Если бизнесмен поругался с властями, налоговая не пойдет на переговоры и обанкротит фирму. Если у предприятия нет будущего и идет процесс банкротства, налоговая заберет со счетов компании все поступающие средства и будет претендовать на 20% конкурс ной массы, при этом помогая банкам убирать «нарисованных» кредиторов. 
Получается, что государство в большинстве случаев не мешает банкам спасать предприятие. Банкирам между собой договориться гораздо сложнее, чем с государством, и разборки между банкирами убивают бизнес заемщика.





Текст: Елена Бродская, обозреватель "БО"

18.03.2010 | БО 3/2010 (http://bo.bdc.ru/2010/3/)