4
14августа2013

Исключение должника из ЕГРЮЛ не влечет прекращение исполнительного производства

   

Судебным приставом-исполнителем было возбуждено исполнительное производство о взыскании с должника в пользу общества денежных средств. В процессе принудительного исполнения общество-должник было исключено из ЕГРЮЛ в связи с фактическим прекращением своей деятельности. Ссылаясь на ликвидацию должника, судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства применительно к п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона № 229-ФЗ. Однако указанная норма не содержит такого основания прекращения исполнительного производства, как ликвидация юридического лица – должника и его исключение из ЕГРЮЛ. Каких-либо иных оснований для прекращения исполнительного производства, возбужденного в отношении общества на основании исполнительного листа, кроме внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности должника, в заявлении судебного пристава-исполнителя приведено не было. Вывод судов первой и апелляционной инстанций о возможности применения (по аналогии) к спорным отношениям п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона № 229-ФЗ (о прекращении исполнительного производства в случае смерти должника-гражданина, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим) суд кассационной инстанции признал ошибочным. Исходя из приведенных правовых норм, а также воспринимая позицию действующего федерального законодательства, суд кассационной инстанции указал, что в рассматриваемом случае исполнительное производство должно быть окончено самим судебным приставом-исполнителем с применением п. 6 ч. 1 ст. 47 Закона № 229-ФЗ. Кассационная коллегия отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отказала судебному приставу в удовлетворении заявления.

Источник: постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.06.2013 по делу № А53-27203/2009.