3
02февраля2009

ДОЛГОВАЯ НАГРУЗКА. Журнал Профиль №3(606) от 02.02.2009

Кризис заметно прибавил работы коллекторам, но взыскивать задолженность со стремительно теряющих платежеспособность отдельных граждан и целых компаний становится с каждым днем сложнее. Так что выживут те сборщики долгов, которые сумеют справиться с нахлынувшим потоком клиентов, не погрязнув в затратах.

Кризис заметно прибавил работы коллекторам, но взыскивать задолженность со стремительно теряющих платежеспособность отдельных граждан и целых компаний становится с каждым днем сложнее. Так что выживут те сборщики долгов, которые сумеют справиться с нахлынувшим потоком клиентов, не погрязнув в затратах. Хотя вряд ли в ближайшее время мы увидим тех, кто «засыпался» и не смог справиться со своей работой. Влияние финансового кризиса на российский рынок коллекторских услуг можно будет оценить только через несколько лет, считает заместитель генерального директора, директор по развитию бизнеса коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» Ирина Поддубная. Пока же кризис ставит перед коллекторскими агентствами сложные задачи, заставляет учиться работать в экстремальных условиях. Возможно, в этом и состоит положительное влияние кризиса на рынок. Ведь именно нынешний наплыв клиентов понуждает коллекторов совершенствовать бизнес-процессы, сокращать издержки и повышать эффективность работы, правильно оценивать расходы и вероятность взыскания, грамотно формировать тарифы и дополнительно обучать персонал, рассуждает Ирина Поддубная. По ее предположениям, в будущем основу коллекторского бизнеса составят именно те компании, которые смогут в ближайшие пару лет выжить, став более эффективными и научившись работать в кризисных условиях. Но уже сейчас ясно, что многим игрокам коллекторского рынка не удастся сохранить бизнес, и в этом году они покинут рынок, заключает Ирина Поддубная.
Дополнительная, созданная кризисом сложность, которая может приостановить развитие цивилизованного коллекторского бизнеса, — проблема привлечения денежных средств, отмечает начальник отдела судебных взысканий коллекторского агентства «Лайф» Ирина Еремина. Хотя такая ситуация в период кризиса отмечается чуть ли не во всех отраслях. Отсюда вытекают и положительные моменты — в краткосрочной перспективе, естественно, возрос спрос на коллекторские услуги, добавляет эксперт.

Так что все-таки кризис пусть и не станет мощным катализатором развития коллекторского рынка, зато заметно оздоровит и оживит его. Для этого, по мнению генерального директора банковско-коллекторской компании «Долговой Эксперт» Валерия Кардашова, есть несколько предпосылок. Во-первых, банки и предприятия в условиях дефицита ликвидности особо пристально начали обращать внимание на просроченную и проблемную задолженность своих должников. Если ранее эти организации могли себе позволить выделять продолжительное время на взыскание просрочки, то в условиях кризисной ситуации быстрый результат имеет существенное, а порой решающее значение. Во-вторых, появилась необходимость как можно скорее устранить недоработки в бизнес-процессах, автоматизации, внедрить обучающие программы для персонала, создать соответствующие подразделения для эффективного возврата просроченной задолженности. А в-третьих, банкиры и руководители предприятий начали по-другому оценивать услуги аутсорсинга со стороны коллекторских компаний, осознав экономическую целесообразность передачи проблемных долгов профессиональным коллекторам.

«Из-за финансового кризиса работы у коллекторских агентств явно прибавилось, — подтверждает председатель генерального совета общероссийской общественной организации «Союз заемщиков и вкладчиков России» Владислав Кудинов. — Даже банки, ранее предпочитавшие работать с проблемными клиентами своими силами, сейчас прибегают к их услугам». Так что рост просроченной задолженности, уменьшение доходов населения и как следствие невозможность исправно платить по ранее взятым кредитам, а также стремление банков улучшить свой кредитный портфель — вот предпосылки для расширения спроса на услуги коллекторов, подытожил эксперт.

Впрочем, даже взрывной рост спроса не озолотит коллекторов. К этому факту они относятся без особых иллюзий. Многих клиентов коллекторского бизнеса интересует прежде всего возможность продажи проблемного портфеля, но сторонам порой очень сложно договориться о цене, поскольку ожидания продавцов по ней не находят отклика у покупателей, рассказывает Ирина Еремина. Хотя есть и более оптимистичные прогнозы. Как считает заместитель директора коллекторского агентства «АКМ» Александр Щербаков, основной предпосылкой для расширения поля деятельности для коллекторов является системность нынешнего кризиса. Иными словами, нарушение платежной дисциплины фиксируется в абсолютном большинстве отраслей рынка, что не может не создавать для нас благоприятной почвы для выхода на эти рынки, считает Александр Щербаков. По его наблюдениям, уже сейчас коллекторские агентства находят клиентов в самых разных отраслях, например активно участвуют в управлении проблемными активами на рынках телекоммуникаций, страховом, лизинговом, а также в сфере ЖКХ.

 

Основной клиент
По идее, кризис должен сблизить банкиров и коллекторов. Ведь рост просроченной заложенности по банковским кредитам налицо. Однако многие коллекторы отмечают, что для расширения их бизнеса более перспективны нефинансовые сектора экономики. Банкиры же по большей части тоже не планируют в скором времени активно расширять сотрудничество с коллекторами. Например, банк «Возрождение» все вопросы по проблемным активам решает собственными силами. «У нас создано управление кредитного мониторинга, которое ведет проблемных заемщиков—юридических лиц, — рассказывает заместитель председателя правления банка «Возрождение» Людмила Гончарова. — Ну и, конечно, мы активно привлекаем наших юристов». Так что пока потребности в продаже проблемных активов коллекторским агентствам у банка нет, уверяет эксперт. Впрочем, несмотря на то, что банк всю работу с проблемной задолженностью ведет своими силами, с коллекторскими агентствами контакт есть, но сугубо предварительный. Пока проводим мониторинг данных предложений, призналась Людмила Гончарова.

 

И в банке «Балтийский» не торопятся привлекать коллекторов, хотя политика кредитной организации не исключает возможности сотрудничества с ними в дальнейшем. Сейчас финансовый институт разбирается с должниками самостоятельно. «На сегодня в нашем банке создана внутренняя структура по работе с просроченной задолженностью, которая осуществляет весь комплекс мероприятий, обычно предлагаемых коллекторскими агентствами, — от телефонного обзвона заемщиков с целью устранения «технической» просрочки до исполнительного производства и уголовного преследования», — рассказывает вице-президент банка «Балтийский» Лариса Сергеева.

Желание банков бороться с просрочками самостоятельно имеет под собой рациональную основу. «Основная проблема работы с проблемными активами — отсутствие жестких законодательных норм, регулирующих отношения должника и кредитора, — рассказывает начальник отдела по работе с проблемными активами СБ Банка Иван Звягин. — Пока коллекторы не наделены достаточными полномочиями, эффективность их работы невысока». Так что сегодня с небольшими объемами «плохих» долгов или крупными долгами по выплате ипотечных ссуд банки предпочитают справляться сами. Чаще на аутсорсинг отдаются критические объемы невозвратов или пакеты потребительских микрокредитов, когда количество просрочек по ним начинает заметно расти, отмечает эксперт.

Впрочем, многие банкиры понимают, что некоторую часть просроченных долгов все-таки дешевле передать на обслуживание профессионалам. «Короткую задолженность (сроком до 60 дней) дешевле взыскивать с помощью собственных служб безопасности, остальную — передавать на аутсорсинг, — считает начальник управления разработки потребительских кредитов Газэнергопромбанка Герман Белоус. — Такая схема выгодна банкам с точки зрения расходования средств и более эффективна с точки зрения возврата долга».

А вот в Москоммерцбанке предпочитают разделять работу между своими подразделениями и коллекторами по продуктовому признаку. «У нас эффективно работает внутреннее подразделение по взысканию проблемной задолженности, поэтому расширять сотрудничество в большей степени планируем по новым продуктам и портфелям, — рассказывает первый зампредправления Москоммерцбанка Людмила Лебедева. — А если конкретнее, то сейчас мы собираемся расширять сотрудничество с коллекторами по беззалоговым кредитам и частично по ипотечному портфелю».

Директор по взысканию просроченной задолженности Альфа-банка Олег Коган тоже соглашается с тем, что банкам необходимо комбинировать как использование внутренних служб, так и внешние агентства. Ведь не все банки могут похвастать, что обладают необходимой структурой и компетенцией для обеспечения полного цикла взыскания долгов, добавляет эксперт. Хотя те немногие, у кого это есть, имеют возможность выстроить наиболее эффективную схему взыскания. Остальным же приходится соревноваться друг с другом в том, чтобы сфокусировать агентства на обработку именно своих долгов, а это стоит денег, поскольку те, кто больше платит, получают лучший сервис, рассказывает Олег Коган.

Но, похоже, банкиров не пугает перспектива потратиться на качественные коллекторские услуги. Именно в условиях кризиса коллекторские агентства проходят настоящую проверку на качество, поскольку сейчас результат работы коллекторов является жизненноважным для банков, и внимание к нему несравнимо со спокойным периодом, к которому все привыкли до недавнего времени, отмечает директор департамента розничного бизнеса КМБ Банка (группа «Интеза Санпаоло») Татьяна Жаркова. В подтверждение она приводит политику собственного банка. «В рамках работы с коллекторами на первом месте для нас стоит качество коллекторских услуг, — рассказывает эксперт. — Поэтому сотрудничество будет осуществляться с теми, чья работа дает нужный нам результат, и, соответственно, станем отказываться от работы с не удовлетворяющими нас компаниями».

Катализатор трудностей
Однако отсутствие быстрого роста спроса со стороны банкиров особо не расстраивает коллекторов. Они возлагают надежды на расширение сотрудничества с клиентами из других секторов бизнеса. «В настоящее время портфели проблемной задолженности выросли у всех кредиторов, независимо от отрасли, в которой они работают, — рассказывает Ирина Еремина. — В первую очередь пострадал строительный бизнес. Например, у производителей и поставщиков стройматериалов сложности начались еще в конце лета». Сейчас нет практически ни одной отрасли, не пострадавшей от кризиса и неплатежей контрагентов, отмечает эксперт.

По наблюдениям Ирины Поддубной, уже во второй половине 2008 года, когда началась острая фаза кризиса, спрос на услуги коллекторских агентств существенно возрос. И по идее, это должно было уже сейчас привести к быстрому росту коллекторского бизнеса. Но как бы не так. «Чем больше долгов принимается в работу — тем больше доход, — объясняет председатель совета директоров коллекторского агентства «Центр ЮСБ» Александр Федоров. — Только вот этот принцип действует в лишь правильно организованных компаниях».

То есть рост заказов для коллектора это лишь часть успеха. Быстро растущее число должников на попечении надо еще переварить. «С одной стороны, масштабы бизнеса, выручка и обороты компании демонстрируют положительную динамику, что обусловлено резко обострившимся спросом на наши услуги, — рассказывает Александр Щербаков. — С другой стороны, уровень прибыли и рентабельность бизнеса в целом демонстрируют отрицательную динамику». Так происходит из-за существенного падения доходов населения, роста безработицы, а также кризиса ликвидности в корпоративном секторе. Эти проблемы вынуждают коллекторские агентства нести операционные расходы примерно на 25—30% больше по сравнению с первым полугодием 2008 года для взыскания того же объема задолженности при аналогичном качестве портфеля, отмечает эксперт.

Кризис не сулит коллекторским агентствам заоблачные легкие прибыли — этот бизнес очень непростой, подтверждает Валерий Кардашов. Банки и компании, как правило, передают или продают коллекторам сложный для работы портфель проблемных долгов. «Иногда поражаешься, каким образом выдавали кредиты и займы», — делится опытом эксперт. Дополнительно ситуацию усугубляет состояние должников, у которых в условиях кризиса существенно ухудшается платежеспособность и возможность своевременно и качественно обслуживать свои долги. Так что коллекторы сейчас находятся между молотом и наковальней, получая в разработку портфели крайне низкого качества и уже практически разоренных кризисом должников.

Подобное происходило раньше на рынке коллекторских услуг в США. «Опыт американских агентств, у которых с началом кризиса также увеличились объемы работы, показывает, что эффект привлечения этих самых объемов может быть снивелирован из-за падения платежеспособности населения, — рассказывает Ирина Поддубная. — То есть долгов становится больше, но взыскать их намного сложнее, а значит, и затратнее». Российский рынок коллекторских услуг будет испытывать похожие сложности, прогнозирует эксперт. Ведь некоторое снижение платежеспособности населения уже отмечается. Хотя оно и составляет сейчас в среднем не более 10%, этот тренд будет иметь продолжение.

Судный день
Вероятность того, что потеря должниками платежеспособности из-за кризиса автоматически приведет к взрывному росту количества судебных исков к неплательщикам, почти стопроцентная. Этот процесс, по наблюдениям Александра Щербакова, начал реализовываться уже сейчас: «В связи с кризисом количество судебных исков к неплательщикам уже выросло, притом не только в банковском секторе. Ряд кредитных учреждений, ранее не использовавших столь дорогой инструмент взыскания, в условиях кризиса ликвидности вынужден прибегнуть и к нему».

Взыскание долга через суд, особенно в России, это дорогой и растянутый во времени процесс. Однако, похоже, коллекторов необходимость чаще судиться не пугает. «Количество судебных исков не столько усложнит, сколько улучшит работу коллекторов, — уверен Валерий Кардашов. — Суд — это инстанция, которая ставит точку в споре между клиентом коллекторского агентства и должником». У должника пропадает возможность пустословить и писать кляузы в прокуратуру. Коллекторское агентство с появлением исполнительного листа получает возможность использовать механизмы государственного принуждения, такие как, например, служба судебных приставов.

С другой стороны, коллекторов смущает дороговизна судебных препирательств. «Все-таки главная задача коллекторского агентства — взыскание на досудебном этапе, — рассказывает Ирина Поддубная. — Мы в любом случае сначала пытаемся убедить должника вернуть долг добровольно, в досудебном порядке». Конечно, кризис сократил возможности людей — сегодня можно констатировать снижение платежеспособности в разных сегментах задолженности в среднем не более 10%. В этой связи изменился характер погашения задолженности перед банками: должникам теперь требуется больше времени для погашения долга, они также вносят единовременно меньшие, нежели ранее, суммы. Но пока кризиса неплатежей мы не наблюдаем, заключает эксперт.

Впрочем, упростить и удешевить судебные процессы по делам должников мог бы внятно прописанный в законодательстве порядок банкротства частных лиц. Эта идея уже продвигается законодателями, но пока соответствующие нормативные акты находятся в разработке. Однако если закон о банкротстве частных лиц будет принят без тщательной доработки, это может, наоборот, усугубить ситуацию. «Безусловно, множество добросовестных заемщиков, попавших в ситуацию дефолта по объективным обстоятельствам, смогут буквально начать жизнь с белого листа, — утверждает Валерий Кардашов. — Но ведь найдется большое число желающих сыграть на этом, заведомо не собираясь возвращать долг банку». Многие коллекторы опасаются, что существующая во всем мире цивилизованная процедура банкротства физического лица в России может получить такую форму, которая существенно затруднит работу как кредитору, так и коллекторскому агентству.

Ну а пока тот факт, что в законе банкротство частных лиц не прописано, на руку лишь коллекторам. Отсутствие для недобросовестных заемщиков такой лазейки, как банкротство, которое позволит «очищаться» или освобождаться от долгов, дает возможность коллекторам работать со всеми, даже с самыми изворотливыми должниками, заключает Александр Федоров. С ним согласен Александр Щербаков: «Отсутствие внятной законодательной базы по банкротству частных лиц в том виде, в каком она сейчас разработана в законопроектах, сказывается на эффективности нашей работы только положительно». И вообще, эксперт считает нынешние законопроекты слишком либеральными по отношению к должникам, особенно в условиях кризиса.

В любом случае подобный закон не будет панацеей от невозврата долгов, поддерживает коллег Ирина Еремина. Хотя для коллекторского бизнеса принятие закона о банкротстве граждан означает большие трудозатраты по возврату задолженности, но, с другой стороны, обозначит более точные перспективы работы с должником, добавляет эксперт. Так что, по ее мнению, нельзя сказать, хорошо будет или плохо, до момента официального опубликования законопроекта.

Заметно, что коллекторы весьма прохладно относятся к законопроекту, да и вообще сомневаются в необходимости его принятия. Однако есть эксперты, которые уверены в том, что принятие закона о банкротстве частных лиц в нынешней ситуации просто необходимо. Это поможет хотя бы частично снять нарастающую из-за кризиса напряженность в обществе, а также упростить работу самих коллекторов, которые смогут рассчитывать на более лояльное отношение должников.

«Количество судебных решений о взыскании просроченной задолженности увеличилось, и как следствие резко усилилась активность службы судебных приставов и коллекторов, — рассказывает Владислав Кудинов. — Получая все новые рычаги для воздействия на должников, коллекторы зачастую переходят допустимые законом границы». По информации эксперта, сейчас банки для быстрого возврата долгов прибегают даже к услугам так называемых черных коллекторов. Так что давление на клиентов банков, вчера еще добропорядочных заемщиков, растет со всех сторон. И если работа коллекторов и приставов будет идти с лишним рвением или с нарушениями законности — а такая опасность существует, — то страна получит еще один «оголенный нерв», усиливающий напряженность в обществе, считает Владислав Кудинов.

От демпинга к банкротству
Впрочем, до «оголения нервов» может и не дойти. Многие коллекторы прогнозируют, что быстро растущий сейчас спрос на коллекторские услуги будет достаточно быстро удовлетворен. «В первой половине 2009 года можно ожидать еще некоторый рост, однако лето 2009 года станет пиком роста коллекторского бизнеса, после которого мы ожидаем стагнацию, — прогнозирует Александр Федоров. — К этому моменту все, кто заинтересован в коллекторских услугах, воспользуются ими».

Сейчас ситуация более-менее стабильна, но в дальнейшем произойдет некоторое уменьшение количества заказов на взыскание просроченной задолженности и объем передаваемых в работу портфелей, предполагает Александр Щербаков. Основаниями к тому, по его мнению, могут послужить существенное сокращение программ розничного кредитования, ужесточение скоринга в отношении потенциальных заемщиков, изменение политики риск-менеджмента большинства кредитных учреждений. А вот причины, по которым одновременно с указанными процессами будет расти платежеспособность населения, эксперт пока назвать не смог.

Есть более оптимистичные прогнозы. Агентская схема, по которой банки передают коллекторам долги на взыскание без переуступки прав требования, имеет потенциал для развития, считает Ирина Поддубная. Большие объемы долгов все еще находятся на балансе банков. По кредитам, выданным как в 2008 году, так и ранее, из-за возможного ухудшения платежеспособности заемщиков тоже может возникать просрочка. Поэтому кредиторы будут вынуждены особо тщательно работать с проблемной задолженностью, чтобы выжить в условиях кризиса и острого дефицита свободных средств. Таким образом, услуги по аутсорсинговому взысканию останутся востребованными, но это потребует от самих коллекторов высокопрофессиональной работы в условиях того же падения платежеспособности должников. Так что важнейшую роль в коллекторском бизнесе будут играть управление расходами и оптимизация стоимости бизнес-процессов, прогнозирует эксперт.

А вот Александр Федоров считает, что наибольший потенциал заключен в секторе взыскания задолженности с юридических лиц. Именно благодаря кризису в этот сегмент пришли и другие игроки, отмечает эксперт. Да и вообще, перспективы для развития коллекторского бизнеса в России сейчас складываются отличные, уверен Александр Федоров. Компании, которые следуют скорректированным планам развития, составленным еще в 2004—2006 годах, продолжат свое поступательное развитие и увеличение клиентской базы. Кредитные учреждения сократят свои коллекторские службы, а агентства получат в свои ряды отборный персонал.

Однако переварить тот жирный кусок рынка, который подкинул коллекторам кризис, смогут, по прогнозам большинства опрошенных экспертов, лишь крупные игроки рынка. Мелким же коллекторским агентствам придется нелегко. «В условиях финансового кризиса им, чтобы «заполучить» клиента, скорее всего, придется демпинговать, — считает Ирина Поддубная. — Но заниженные комиссии вместе с отсутствием опыта и рабочей базы не позволят им обеспечить качественную проработку долговых портфелей и как следствие приток клиентов и доход». В ближайшее время начнется серия банкротств среди мелких коллекторских компаний, прогнозирует эксперт. А вот крупные коллекторские агентства, которые уже имеют развитую инфраструктуру, необходимое IT-обеспечение и накопленные за годы работы опыт и репутацию, будут наиболее востребованы клиентами.

Так что велика вероятность того, что в ближайшие годы коллекторский рынок будет вотчиной исключительно крупных организаций. «Ведущие 15—20 компаний станут контролировать практически весь рынок коллекторских услуг в России, — прогнозирует Александр Федоров. — На 80% это будут российские компании».

Наталья Логвинова
 

Источник: http://www.profile.ru/items/?item=27928