4
09марта2015

Банкротство юридических лиц – правила меняются

В конце декабря ушедшего года в очередной раз были изменены правила банкротства юридических лиц (Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 482-ФЗ; далее – Закон). Новые нормы действуют чуть больше месяца – они вступили в силу 29 января. Практика по ним пока не накоплена, однако некоторые из новелл вызывают вопросы. Рассмотрим, в чем заключаются основные нововведения. 

Условно поправки можно разделить на две части: к первой относятся изменения, направленные на ужесточение условий для должников и сокращение возможностей для злоупотреблений с их стороны. Ко второй – поправки, уточняющие правила саморегулирования в сфере банкротства.

К первой группе можно отнести следующие.

1. Кредитным организациям предоставлено право инициировать банкротство без обязательного предварительного подтверждения долга в судебном порядке, как того требовало законодательство ранее (подп. "а" п. 3 ст. 1 Закона). 

Напомню, до вступления в силу поправок конкурсный кредитор мог подать заявление о несостоятельности должника только при наличии вступившего в законную силу решения суда о взыскании с него денежных средств (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2012 г. по делу № А57-8608/2012). Теперь же банки получили право подавать заявление в суд с момента возникновения у должника признаков несостоятельности, то есть тогда, когда он просрочил исполнение своих обязательств на три месяца. При этом за 15 дней до обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом банк обязан опубликовать уведомление об этом в Едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юридических лиц (подп. "б" п. 3 ст. 1 Закона).

Указанные нововведения дают банкам существенные временные преимущества по сравнению с другими кредиторами при подаче заявления (а значит, возможность назначать "своего" арбитражного управляющего). Безусловно, в ряде случаев новое правило затруднит вывод должником активов перед началом процедуры банкротства и во время нее. Однако непонятно, почему такая привилегия предоставлена только банкам, а не всем кредиторам.

2. Порог для инициирования процедуры банкротства вырос со 100 тыс. до 300 тыс. руб. для обычных организаций и с 500 тыс. до 1 млн руб. – для стратегических предприятий и естественных монополий (п. 2, п. 38-39 ст. 1 Закона).

3. Должники при подаче заявления о банкротстве лишились возможности выбирать арбитражного управляющего или саморегулируемую организацию арбитражных управляющих. В целях указания саморегулируемой организации арбитражных управляющих в заявлении должника она определяется посредством случайного выбора при опубликовании уведомления об обращении в арбитражный суд с заявлением должника (п. 13 ст. 1 Закона). Порядок такого выбора будет установлен регулирующим органом. На мой взгляд, эта новелла является одной из самых значимых во всем пакете поправок. Нововведение затруднит назначение руководством должника "лояльного" арбитражного управляющего, а соответственно, осложнит сохранение контроля над имуществом предприятия. Однако возможность подачи заявления подконтрольным кредитором с указанием "нужного" арбитражного управляющего сохранилась. 

4. В законодательстве закрепили необходимость получения исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда, которым подтвержден долг, для подачи заявления о несостоятельности. Это правило распространяется на кредиторов, не являющихся кредитными организациями (подп. "а" п. 3 ст. 1 Закона). Судебная практика и раньше требовала подтверждать решение третейского суда судебным актом о выдаче исполнительного документа (Определение ВАС РФ от 26 мая 2010 г. № ВАС-5992/10 по делу № А41-6960/09), сейчас же это требование закрепили в законе. 

5. Залоговым кредиторам Закон предоставил право голосовать по вопросам назначения и отстранения арбитражного управляющего или саморегулируемой организации арбитражных управляющих (п. 4 ст. 1 Закона). Кроме того, теперь они могут самостоятельно устанавливать начальную цену реализации залогового имущества и условия обеспечения его сохранности (п. 31 ст. 1 Закона). Это еще одна поправка в пользу кредитных организаций, позволяющая им оказывать более существенное влияние на проведение процедур банкротства. 

6. В 10 раз увеличены административные штрафы для должностных лиц за неправомерные действия при банкротстве (непредставление информации арбитражному управляющему, неправомерное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим, незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего и т. п.) (ст. 2 Закона). Действовавшие ранее штрафы размером в 5-10 тыс. руб. нельзя было назвать существенным стимулом для выполнения требований законодательства. Будем надеяться, что новые суммы взыскания побудят должностных лиц более внимательно относиться к выполнению установленных законом обязанностей. 

7. Арбитражные управляющие благодаря поправкам получили возможность запрашивать информацию не только о самом банкроте, но и о членах органов управления компании-должника, о контролирующих лицах, их имуществе (в том числе имущественных правах), о контрагентах и об обязательствах должника. Речь идет в том числе о сведениях, составляющих служебную, коммерческую и банковскую тайну (п. 7 ст. 1 Закона). Полагаю, что нововведения позволят более эффективно проводить финансовый анализ, поиск имущества и анализ сделок должника, а также принимать более обоснованные решения о целесообразности привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. 

К поправкам, уточняющим правила саморегулирования в сфере банкротства, можно отнести:

1. Появление у операторов электронных торговых площадок обязанности состоять в саморегулируемых организациях (СРО). Требования к СРО электронных торговых площадок теперь зафиксированы законодательно (п. 26 ст. 1 закона). 

2. Установление минимального размера компенсационного фонда СРО арбитражных управляющих – 20 млн руб. (подп. "а" п. 10 ст. 1 Закона). Ранее законодательство ограничивалось формулировкой о том, что компенсационный фонд формируется за счет членских взносов участников СРО в размере не менее чем 50 тыс. руб. на каждого ее члена, количество которых должно быть не менее 100 (п. 2. ст. 25.1, п. 2 ст. 21 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Таким образом, минимальный размер компенсационного фонда составлял 5 млн руб. 

3. Изменены размеры максимально возможной разовой выплаты из компенсационного фонда СРО арбитражных управляющих, членом которой являлся арбитражный управляющий на дату совершения действий или бездействия, повлекших за собой причинение убытков участникам дела о банкротстве. Теперь он не может превышать 5 млн руб. вместо 25% от размера компенсационного фонда согласно предыдущей редакции (подп. "б" п. 10 ст. 1 Закона) – а это серьезно увеличивает лимит ответственности СРО. С учетом сложившейся в последнее время положительной судебной практики по взысканию средств из компенсационного фонда СРО (Определение ВАС РФ от 23 апреля 2014 г № ВАС-4133/14 по делу № А46-9412/2013, Определение ВАС РФ от 15 июля 2013 г. № ВАС-8816/13 по делу № А27-9799/2012), а также того, что на сегодняшний день меньше 20% СРО имеют компенсационные фонды свыше 20 млн руб., в текущем году можно ожидать волны реорганизаций и сокращения количества СРО арбитражных управляющих. Многие управляющие будут вынуждены вносить дополнительные взносы в компенсационные фонды своих СРО.

Костанец Богдан,
Руководитель проекта БАНКРОТЧИК.РФ


Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/kostanec/610537/